#
#
Просмотров: 2291
Тема дня

Вторая жизнь танка

Picture

В Новокузнецке завели мотор легендарного танка Т-34.

Просмотров: 19140
Тема недели

"Пацаки! Почему не в намордниках?.."

Picture

Вот и прошла коронавирусная весна. И настало коронавирусное лето.

Просмотров: 18188
Тема месяца

Пенсионная реформа вспять

Picture

Возраст выхода на пенсию могут снизить.

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Опросы на КузПресс
  Оправдана ли реакция граждан на убийство задержанного полицейским?
  Кто должен обеспечивать граждан средствами защиты в период ограничений?
  Доводилось ли вам давать взятки и кому?
  ...
Нарушители:
guga000000
добавить на Яндекс
Люди, которые поехали в Москву "за счастьем", остались на улице

"Зачем я сюда поперся?"

О людях, которые поехали в Москву за счастьем и остались на улице, предлагает поговорить гость портала КузПресс АПМ.

Антону 26 лет. В Новокузнецке он работал продавцом разливных напитков, до этого торговал в магазинах «Андреич», «Чемпион», «Кузедеевский».

За лучшей жизнью с тысячей рублей


— Я думал, все быстро произойдет. Она кассир в каком-то магазине, не знаю в каком. Настя ее зовут, фамилию не помню. Мы девять лет знакомы, даже встречались недели две, когда она была в Новокузнецке. С первой же зарплаты я бы ей полсуммы заплатил за хату, пошел бы оделся, и все, спокойно бы жил. У меня такие мысли были, а когда я приехал, после целого дня на вокзале понял, что в полной ****.

Антон сидит на стуле в парикмахерской «Ангара спасения» службы «Милосердие» — это небольшая будка, где стригут и бреют бездомных — и еле сдерживается, чтобы не уснуть, эту ночь он опять провел в перебежках между круглосуточными Сбербанками и подъездами без домофона. На нем тонкая куртка с чужого плеча, джинсы — свои, на ногах — тряпочные слипоны на резиновой подошве — свои кожаные кроссовки он стер, пока пять раз обошел Бульварное кольцо в надежде случайно встретить подругу Настю. Говорит, «сшоркал» пальцы так, что больно было наступать. 


Антон не закончил 9-й класс, потому что плохо учился, прогуливал все, кроме физкультуры, труда и математики, а особенно не любил английский. «Я же русский человек», — бескомпромиссно объясняет он. Хотел поступить в колледж на машиниста башенного крана, но и тут не сложилось: мест на отделении не было, поэтому пришлось идти на повара, хотя к готовке, признается, душа у него не лежит, разве что барменом мог бы работать. До сих пор Антон уезжал из Новокузнецка однажды, когда в соседнем Кемерове надо было подписать документы о продаже квартиры. 


— А тут психанул. Поссорился с девушкой. Если любишь человека, зачем так делать? — спрашивает Антон. — Ну, поссорились, зачем ты среди ночи собираешься, пишешь какому-то пацану и идешь к нему ночевать? Вот я и психанул, получается. К родителям я тоже не собирался ехать, потому что она начнет меня у родителей выманивать. 

Разочаровавшись в любви, Антон связался со старой подругой Настей. Она уже пять лет живет в Москве и пообещала ему помочь устроиться. Недолго думая, он нашел деньги на билет, с тысячей рублей в кармане, без вещей и даже без зарядки для телефона сел на первый поезд и через трое суток, 6 сентября, стоял на Казанском вокзале. Но в 5:50 утра Настя не пришла, как не пришла через час и даже к вечеру не дала о себе знать. На вокзале он зарядил телефон, звонил, но девушка не отвечала. В первый же день Антон продал мобильный за 500 рублей «нерусским» и следующие две недели провел на улице. 


— Где придется, там и ночевал. Пока стояла жара, спал на лавочке. На лавочках-то много кто спит, самого молодого увидишь, познакомишься. Самый молодой там был Кирилл, я с ним провел три дня, он мне места показал, где можно покушать, во сколько покушать. Кто-то из прохожих поможет деньгами, куда деваться, на тот же самый хлеб собирал. Либо в какой-нибудь подъезд, либо в круглосуточный Сбербанк, либо в электричку на всю ночь. Доезжал до станции, охрана выгоняла, два часа стоял на морозе, на ветру, пока ждал другую. А я вообще вот в чем, — Антон показывает на тряпочную обувь. — У меня до сих пор ноги не могут согреться.

В Новокузнецке у Антона есть мама — она продавец, отчим — он выпивает и перебивается на подработках то грузчиком, то укладчиком асфальта, еще есть сестра. Антон не живет с ними уже три года, об отъезде в Москву им не сообщил и теперь сомневается, что его вообще кто-нибудь ищет. Вернувшись в Новокузнецк, он пойдет к родителям, в дом, где прописан и откуда его, вероятно, не выгонят. 


А я чего-то думал, лучше чего-то будет… Если бы у меня с работой все получилось, я бы здесь и остался. Нашел бы какую-нибудь квартиру. Ну, не квартиру, комнату. Живи себе один, успокаивайся. А потом дальше и жену себе можно найти здесь, детей наделать. И живи себе прекрасно.


Из Гомеля в подмосковный лес


— Меня зовут Богатырев Андрей Павлович (имя изменено. — Прим.авт.), я из Гомеля, — говорит круглолицый мужчина, характерно выговаривая букву «г». — Мне 24 года. Кхе-кхе, извиняюсь, 42. Что-то я разнервничался.

Андрей Павлович до сих пор не верит, что ему помогут вернуться домой, к жене и троим детям. Он уже две недели «тягается» по ненавистной Москве, куда впервые в жизни рискнул приехать на заработки.

— Связался кое с кем, с некотóрыми лицами, даже не могу объяснить, что это за люди. Предложили мне заработать деньги, а у меня семья, почему бы и нет. Мне единственное сказали, что в Москву, а куда конкретно, не говорили. 


Андрея и шестерых его односельчан загрузили в микроавтобус и повезли без остановок в подмосковный лес. Куда именно, Богатырев не знает. Жили они там же, в вагончиках, делали фасад на трехэтажных зданиях. Богатырев рассчитывал поработать месяц и вернуться домой с деньгами — обещали платить по «два с половиной рубля» в день. Но денег рабочие так и не увидели, самое необходимое для жизни — носки, средства личной гигиены и продукты — им покупали «работодатели», а ремонт фасадов растянулся на несколько месяцев. Все это время Андрей Павлович связывался с женой «по интернету». Телефон каждый раз приходилось просить, потому что личного у Богатырева никогда не было — зачем ему дома, в деревне, телефон, кому ему звонить? Потом у жены закончились деньги на счету и больше они не созванивались. А через какое-то время «работодатели» перевезли его якобы на новое место работы, поселили в общежитие и уехали. Богатырев прожил там неделю, пока его не выгнали на улицу. 

Андрей Павлович отличается от большинства тех, кого обычно можно встретить в «Ангаре спасения» в очереди за едой или одеждой. Он «домашний» — как будто вчера вышел из дома и потерялся. Одежда на нем чистая, правда, вся уже «московская», как говорит Богатырев, пожертвованная добрыми людьми, потому что на улице он оказался в шортах и сланцах. В общественных туалетах Андрей Павлович умудрялся ополаскиваться и даже бриться, а с другими бездомными, как это бывает, сдружиться не смог. 

— У них как бы своя жизнь, получается. Они уже привыкли, могут пойти, в мусорных баках еду достать, я так не смогу просто. Бывало, предлагали, но я всегда отказывался. А ну, раз было, что банки пивные собирал. 70 с копейками рублей мне дали. Я купил сигарет и воды, потому что у вас тут с водой трудности, это не у нас, что есть колодцы, есть колонки, можно подойти и напиться. На сдачу я купил печенюшки какие-то, этого печенья с водой наелся, и мне на целый день хватило, я уже привыкший, наверное. А вот здесь (в «Ангаре спасения». — Прим.авт.) первый раз горячее поел.


До поездки в Москву Андрей Павлович работал доглядчиком скота на ферме, там же работает дояркой его жена. Вместе они вели большое хозяйство: свиньи, коровы, куры. Но почти все мужчины в их деревне уезжают на заработки в Россию, работают вахтами, возвращаются вроде бы с деньгами, вот и Богатырев, посоветовавшись с женой, отправился искать счастье. 

— Все свое, но все равно, захотелось же большего, захотелось купить технику, хотя и конь есть дома. Че поперся сюда? — виновато опустив голову, с упреком к самому себе обращается Андрей Павлович. А подумав, себе же отвечает: — Дочке старшей 16 лет, мальчикам 12 и 9 — самый такой возраст, что необходимы деньги. Она в этом году поступила на учебу на ветврача, а где денег брать? Надо же платить за все, я, можно сказать, из-за этого и поехал, чтобы ее одеть, обуть, чтобы не хуже других выглядела. Да можно было и там, дома. И скот же был, можно было скот забить, продать, нет, жадность все…


«Я еще постараюсь пожить нормально»


Александр, в отличие от своего земляка, Андрея Павловича, не первый раз остался на улице. Он постоянно ездит на заработки в Россию, раньше платили стабильно, а в последнее время не везет — работодатели кидают, приходится собирать скромные пожитки и уходить в никуда, месяцами жить на улице и добираться домой, в Жировичи, где его ждет мама-пенсионерка, на перекладных: сначала на электричке до Смоленска, потом до Вязьмы, оттуда до Витебска и дальше. 

В этот раз Саня, как он сам себя называет, приехал на работу в марте. Говорит, что вместе с еще сотней земляков занимался «демонтажем Храма Христа Спасителя». Когда несколько месяцев подряд не заплатили, люди стали разбегаться: кто ни с чем домой, а кто на улицу, как Александр. Последние две недели он провел в подвале на Дубровке, спал на матрасе, который нашел на помойке, ел с другими бездомными. 

— Здесь белорусов наших полно, — рассказывает Александр. — Только под мостом живут три человека, уже лет 8 они здесь. Главное, что дома семья есть, но у них натура уже, наверное, такая, они уже по-другому не могут. Я вот одному говорю, Серега его зовут, пошли сюда, помогут, купят билет, у тебя же семья. А он не хочет. 


— А вы почему все-таки возвращаетесь с улицы домой?


— Привыкнуть можно ко всему, но я же все-таки еще человек в адеквате, постараюсь еще пожить нормально. Хотя, скажу честно, они живут здесь хорошо.


Я вам серьезно говорю. Они на улице живут, под мостом. Вот они на костре постоянно готовят кушать себе. Милиция их не трогает, бомжи без паспортов, что они возьмут с них. Так что голода нет, а вот холод — это да. Я уже знаю 6 человек, которые из-за холода собрались тоже вот так возвращаться через эту организацию. 


Александру 38 лет, десять из них он провел в колониях. Первый срок — три года тюрьмы — ему дали в 14 лет за ограбление магазина, он шел с дискотеки и очень хотел пить, а в витрине так заманчиво подсвечивалась банка кока-колы. Следующие шесть лет тюрьмы он получил в 22 года за разбой, вышел и через год снова сел за кражу на двенадцать месяцев. С тех пор, говорит, держится и закон не нарушает, хотя белорусские власти «не дают ему покоя».


— Поэтому недельки две побуду дома, повидаю маму, полежу на своем любимом диване перед телевизором, и опять сюда. Я уже и телефоны записал, к кому наймусь работать.


— Не боитесь, что опять обманут? 


— А вдруг все-таки нормально? — хитро смеется Александр, потряхивая заросшим подбородком, и от этого бесстрашного смеха становится не по себе. Александр наверняка снова окажется на улице

Автор: Наталья Костарнова

Исходная информация: "Правмир"
Источник: Клуб КП Материал предложил к публикации АПМ
12.10.2019
Просмотров: 1521 | Комментариев: 15
Не ищите лучшей доли
Не сопротивляйтесь
Не чего не меняйте
БУДЬТЕ РАБАМИ!
6
4
=
2
Хиус 12.10.2019 17:55
Самолёт летит
Колеса стерлися
А мы не ждали вас,
А вы приперлися
6
0
=
6
Alexei1950 12.10.2019 18:23
где нас ждут- если в родном городе нас делают лохами беспределом !только жопами давят кресла
3
2
=
1
"Где родился - там и пригодился"

Самая нелепая народная мудрость,аргумент Рабов и Крепостных.
4
4
=
0
виктор 12.10.2019 19:40
если есть чем столицу удивить то можно попробовать. суицидников каждый день вылавливают из реки. с голой попой никто никому ни где не нужен.
8
2
=
6
Папа 12.10.2019 19:47
Лучше бы про свой опыт столичной жизни написал.

Путин вот то же недоволен что уровень жизни Россиян растет МЕДЛЕННО.
7
1
=
6
виктор 12.10.2019 20:23
у меня нет опыта столичеой жизни.
4
1
=
3
ilnikbez 12.10.2019 20:43
В принципе большей фигни от АПМ собирающего статей для запугивания людей ожидать засера с правмуры ...
---
Стандартное воздействие на зашоры крепостного уровня с полным игнорированием правового поля государства.
---
Но может кому такое нравиться... особенно вот это " у него не было своего сотового телефона... или у него разрядился на совсем сотовый телефон"... графоманы встали для аплодисментов.
---
Ни кто в мск или спб, нвск, калининград и т.д. не едет за счастьем....
---
Истории про "дебилов"... из деревни, может это в щемерово и прокатит, но нвкз достаточно промышленный и образованный город.
---
Фух... выдохнул. Предупреждать надо когда такое ... публикуете, вроде "только для необразованных".
5
3
=
2
Franz 12.10.2019 21:37
Просто интересно куда бы скатился уважаемый АПМ, не будь у него спонсора в виде Говора, и как он смог проэбать ржавый сарай с автомобилями работы архетектора Гришкина?
3
2
=
1
Kotafey 12.10.2019 22:30
Зачем в Москву ехать чтоб "лузеров" найти??? ВОн у нас Игорян Горланов появился... снег пойдет снова вылезет ночевать "под окнами мэрии"... а завтра опять на доргу у сити Мола выйдет "дежурить" на визу как политически преследуемый...ГАИ...
3
3
=
0
Михайлов 12.10.2019 23:04
Таких неудачников ну от силы процентов 5, кто в бомжи попадают, а остальные 95, а это 4 миллиона человек с 1991 по 2012, и это только россиян, не считая миллионов гастеров из Средней Азии и вполне удачно гастерят в Москве, на стройках в основном киргизы в разнорабочих, в дворниках в основном таджики, русские в основном на разных специальностях - сварщики, крановщики, бармены.

Работы в Москве было море - даже в 1990-е, если у тебя российский паспорт легко найти работу.

Сам прошёл все эти этапы гастарбайтера, порой менял работы раз в три месяца, и это в 1990-е, когда в провинции работу найти было трудно, особенно без стажа и специальности. Единственная сложность, найти дешёвое жильё. Ну у меня проблем не было, сначала жил у тётки, потом 10 лет жил в большом доме БЕСПЛАТНО, за охрану и ремонт!

Люблю Москву, второе место в мире, где я чувствовал себя дома!
3
3
=
0
Kotafey 13.10.2019 11:26
научитесь по каслински лить кошек из алюминия , можете опять туда ехать , с кошками не пропадете.Проверено с 60-х годов...
2
1
=
1
UVG 13.10.2019 11:44
Касли чугунным литьем славится.
2
0
=
2
Михайлов 13.10.2019 15:58
Kotafey: научитесь по каслински лить кошек из алюминия , можете опять туда ехать , с кошками не пропадете.Проверено с 60-х годов...


Да мог остаться в Москве навсегда по разным вариантам: например были знакомые женщины с жильём в Москве и в Подмосковье, но у меня не было планов остаться в Москве. У меня родитель в Кузбассе, никак нельзя оставить.

И я считаю это судьба - которая всеми правдами и неправдами держит меня в таёжной сибирской глубинке, чтобы - например, была альтернатива католическому Идолобесию в Кузбассе, халтурам Зинича и Тырышкина и т.д.

А в Москве таких Михайловых как я пруд пруди!
0
0
=
0
Basil 13.10.2019 13:00
Придурок? Это с первой строки понятно. Дальше читать нет смысла.
0
0
=
0
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь